Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

...милая Лопухина.

...Фемина выглядит ровно так, как представляет её в своём желании маскулин. И не иначе. Сколько ни купай её в лепестках роз,(продвинутые спортсмены это называют романтизмом), толку всё равно не будет - Она не может сама, именно ты должен её представить, осуществить, в своём воображении.
Но нет чёткого критерия, даже для тех, у кого стодвадцать жим от груди.

Кому-то и Джоконда нравится с её загадошной, для любителей самопортрета Леонардо, улыбкой. Чтож такого, не всем же быть гомофобами, кому то надо и стать нормальными цивилизованными людьми. Понимаю, что тяжело, но надо. Партия сказала - Джоконда! комсомол ответил - ща подрочим!
Collapse )

...Винегрет.)

- Это чудесный винегрет, отчего ты его не хочешь, и даже в "Пушкине" такого не подадут.
- Прости, прости, я просто не ем винегрет, потому что помню.
Лет тридцать назад, перепивши с друзьями, после концерта, портвейна, долго блевал красным и ещё думал, страдая- мол, блюю кровью, помираю от чахотки, как и Чехов, ах!.. а уж потом,облегчив нутро, сообразил, что еды не было и мы сьели большую кастрюлю винегрета, притараненную какой-то сисястой группис, дабы подкормить.
С тех пор и не ем, так обманувшись.))
Collapse )

...Дуй!

...Я очень благодарен своим детям за их честность, когда они пошли на первую Болотную. Как искренние бунтарки были готовы пострадать за Россию, но, подошедши на митинг, вдруг услышали, что главная задача революции- это завалить Путина, а Россия где-то потом, может быть.
Поскольку революционный дух ещё не угас (даже после такого душа) то стали наблюдателями при штабе коммунистов, дабы и этих жутких сталинистов прижать к демократическому ногтю. Поразились бедности последователей Ленина и их фанатичной скрупулёзности в подсчётах, в которых и Чичикову бы яйца оторвали.
...А когда нынешняя пурга началась, то было тоже проявили якобинское рвение, но я просто спросил - А хотите Яшина вместо Собянина? Или трибуна Навального? Вы только скажите и я поспособствую вашему выбору, за который отвечать уже вам. Ну же, решайтесь!
Ничего мне не ответили, лишь обозвали коварным путинистом, и укатили на оперный фестиваль в Калужскую область, дабы красотой себя утешить.
...Всё бы хорошо, но одно меня печалит. Как-то быстро они поумнели, а я бы в их года ох, как бы набедокурил ещё, за Россию то, за матушку.))

...Нежное музейное.)


Удачно встала

...В седьмом классе я уже хорошо знал Третьяковку. Её ходы, переходы и секреты. Это создало мне среди женского пола определённый имидж, который вкупе с " С Кольцовым хорошо, девки, по Москве гулять. Он все туалеты знает!" позволял мне быть к себе снисходительным.)
ремарка.
Ах, как меня бесило, когда ещё в советском коридорчике на три сидящих места, моего любимого "Христа в пустыне" Крамского спрятали под стекло....Я приезжал чуть ли ни еженедельно, чтобы поговорить с Богом, по мере детских сил, а тут - фигак! и отражаются муки глаз мужских посетителей, которым бы по стакану (как и мне), но на поводке женском - Ща, погодь! Ознакомимся с шедеврами, а потом и в Гум за колготками! А тебе бы всё нажраться, никакой культуры у мужиков!
...это дрянное стёклышко обрезало мои тайные венки связи с краками..нет, не с красками..С образом? Тоже глупо. Хотя, пожалуй, и не глупо. Именно с моим образом самого себя, вот здесь главная глупость и есть. Такая, самовосторженная - Ух я, какой заебательский!.))
...А несколько лет назад я вернулся в Третьяковку.
Спасибо ей, она простила мне мою малолетнюю восторженную глупость.
Христос уже без оградительного стекла с глазами невольных колготников, вот и слава Богу.
...И я снова и снова приезжаю в неё...В неё..Есть в этом некий сакральный смысл.)
И привожу с собой тех, кто мне нравится, и даже иногда тех, которых люблю. Я их музейно показываю.
И мои друзья на стенах, не смущаясь своей ограниченности помпезной рамой, иногда мне одобрительно подмигивают.)

Collapse )

...I'm only sleeping

…У меня зазвонил телефон. -Кто говорит?- Слон!
           Нет, не так всё мило было..Совсем не так. Телефон, который я по глупости не выключил, действительно зазвонил. Это было ужасно услышать во сне.  Последний будильник я разбил о стену лет десять назад и сейчас вздрогнул от вспомнившегося тренькающего кошмара. Я не стал выяснять, слон или ещё какой ушастый крокодил там тренькает, а по изящным проводкам своей головы скинул неожиданно пришедшую фразу (наверное из сна) на язык и далее- в трубку:

Центральная? алоэ, барышня! Киник у аппарата..

-- Мне неважно кто ты, а может и номером ошибся, но ты уже покойник. У меня есть знакомые вампиры, которые..
--Стоп, стоп! –раздался из трубки знакомый хрипатый голос, - Вставайте, мэтр, вас ждут великие дела!
--Трикстер, ты сволочь! Ты знаешь, сколько сейчас времени и какой мне сон сломал?
-- А как будто вы ангел? Хватит спать! Ранней пташке- жирный червячок. Карета уже у входа и бургомистр города вас ждёт к 8.30.
--Учти, я галстук не надену!
--Хорошо, хорошо! Только не рясу с капюшоном, как в прошлый раз. Его превосходительство Амнепохой перестал икать лишь неделю назад.
-- Чёрная маечка с белёсой надписью Аймхандри..И не спорить! Кстати, а что за срочность такая? Почему такой ранний час?
-- После 9 часов господин бургомистр впадает в алкогольный наркоз.. Так ему врачи прописали лечить нервы..И нужно выяснить у него: кто закинул в наш Дом щепотку Пыльцы Морфея. И все заснули. Я вас то с трудом добудился..Один я не подвергся дерзкому нападению. Насморком страдал. Подхватил его на Окаянных болотах, когда там, по вашему приказу, собирал желчь Обиженных жбаб и икру Хихикающих крутней..Мало мне падающих звёзд? Всё на мне, всё на мне..Прошу отметить меня в приказе на премию..
--Трикстер, ты всего лишь часть меня..Моя аватара..В тебя  я вложил всю ненужную мне суету, все мои дурные качества, мешающие мне думать..Но вот алчности и жадности там не было..
--Я временный управляющий, мэтр, мне и эти стороны пригодятся. Кто то же должен думать о жизни Дома, пока вы спите?..Время!
……………….. А зябко. Ну, правда.. Я посмотрел на свою дрожащие мурашки, их броуновскую суету и всё же пожалел о тёплой рясе..Но ничего! Быстрый ход меня согреет и, отпустив на волю свою карету, в виде зыбкого хамелеона с садовой тачкой привязанной к его хвосту, пошёл по улице Пропащих весталок, ведущей в дворец городского бургомистра.. Циннобер просыпался.. Запахло апельсиновыми цветами, начали открываться ставни на окнах. Ведь уже время Последней стражи, когда вторая луна, начинает облупливаться синюшной, быстро чернеющей плёнкой, рождая яркий, радостный желток нового солнца, который так хочется подобрать белым мякишем, в тарелке, и сьесть, оставляя на своей бороде тонкие, жёлтые его прожилки.. Кстати, напрасно я повесил на небе, в левом его углу, Зелёную луну воспоминаний..Она светит даже днём, и ладно бы днём, но по ночам, бывает, она меня так раздражает своим блеском, что хочется стереть её ластиком и придумать другую подсветку..И каждый раз я сдерживаю это желание, понимая, что да и фиг бы с ним..Тем более, когда вижу на ней любителей окунаться в прошлом..Это неутомимое племя селенитов..Они на ней и живут..Живут в себе, в своё удовольствие...А вот – говорят – песня! Классно! А вот – говорят- стихи! Клёво! А вот картинка, картинка, картинка! Она ведь тебе нравится, правда?...Вот так и живут..А славная Зёлёная луна получилась, не буду её с неба стирать, пусть светит и даже днём..Хорошим людям, люблю их.
        Ой, надо на сейчас закончить с этим дневником наблюдений, чтобы скучно не стало..Итак! на улице -10, мягкий снег и возможны осадки в виде протуберанцев..Самое милое время для цинноберовских пацанов.. Кааак протуберанец жмякнется на нашу землю, и ещё пищит, своим неьседеным желточком, плавится и клокочет, как тут же нужно немедленно его взять, (зачерпнуть)  алюминиевой гнутой ложкой, спёртой из столовой.. Потом дуть на него …фьууу…фьуууу…Затем ложку долбануть о волшебную землю и из неё вываливается знатная золотчатка..Как раз для стиска ладони, куда она положена, для драки очень хороша..А чего ты, чего? У нас все пацаны так делают! Солнышками дерутся! А наши девчонки тоже хороши!..да они и вообще хороши..Выбегают сразу из домов с щипцами для завивки и давай из пр..пру..(сложное для девчонок слово, да и не нужно красоту усложнять) из протуберанцев золотые штуки накручивать! Вжик, вжик и бусинки..Вжик, вжик и колечки с серёжками..Красота…
…Стоп! А я гд?  И не в какой такой Караганде, а в Циннобере..В своём городе..Вот здесь (я помню), где бересклет цветёт всё время, как чокнутое создание, поворот направо..Вот даже (вижу!) нос у каменного грифона сбит, это мы с Крошкой Цахесом в поворот не вписались, когда от креолок убегали, надо повернуть направо и начинается  Суетной квартал..Ну точно! Видишь как там важно ходят хомоэректикусы? Качают ээ…кто тыквами, кто дынями.. Бахчевой народ, едрить! А у кого и башни нет..Так и бегают безбашенные..мелкота..А у кого там - Царь! Эта элита наверху чай пьёт, в башнях своих..С блюдечка, как и положено – дуя на горячее..И с сахарином, щипчиками отколотом от сахарных голов, вприкуску.. Здрасте!- говорят- встречаясь нечаянно.. И ответа не ждут, потому что не в этом дело…А дело в царе в башке..Вот у тебя есть в ней царь? Или ты на неё больной? А на себя, больной? А щипчики есть для сложения удовольствия от сладости хруста? Умеешь ради кайфа головы хомоэректикусам откусывать металлическим заострённым, но сдавленным предметом, типа своего рта? Не? жалко стало людей? Значит ты бахчевой..Хорошо пахнешь, ароматно…А корки от тебя, после сьедения, в компост, ладно? Ну, чтобы всё было по чину и земля родная жила бы хорошо..Удобрясь тобой..
      Я вроде бы как снова прикемарил..И мне подумалось нечаянно, что я просто сплю…И мы вместе с тобой идём по моему городу к бургомистру и поём во сне нашу песню..Нашу..Да? Что там было дальше? Посмотри в моё окно.


Похоже, все вокруг считают меня ленивым,
Мне все равно, а  я считаю чокнутыми
Тех, кто носится туда-сюда с дурной скоростью
Пока не поймёт, что это никому не нужно
 

....Особенности приготовления зимней ухи при отражении луны в календарике Альбрехта.

   У меня внутри стоит «неонка». Когда ко мне кто-то подходит, то срабатывает фотореле и «неонка» включается, включая и меня.  Как ваши дела? – спрашиваю я, поднимая веки, чтоб посветить человеку в глаза. -Какая же ты мерзкая сволочь! Я тебя ненавижу! – кричат мне одни.
--Да, да – отвечаю тихо – я очень мил.
--Ты очень мил – говорят мне другие – Ты ангел во плоти.
--Да, да – отвечаю тихо – я редкостный гад.
Тссс! Я знаю, знаю, знаю..тихо, тихо, тихо.Я просто устал внутри себя. И мне ничего не хочется. Н и ч е г о.
….У меня внутри горит «неонка». А больше ничегошеньки не работает. После последнего короткого замыкания все изящные проводки и изысканные детальки сплавились в вонючий монолит. С ним сейчас разбирается мой внутренний механик. У него за меня душа болит. Он ворчит – « Э-хе-хе» и делает странные пассы своими волшебными палочками. Он скоро меня починит. Да, да! Скоро, очень скоро! А иначе я просто сдохну.

Варить уху - здесь.


--------------------------------------------------------------------------------------
     "Ты сегодня не в себе, дорогой", – шепчет мне Сука-тоска заглядывая глубоко в глаза и гладя по голове. Конечно – отвечаю – сегодня я в тебе. Не двигайся, пожалуйста, замри. Полежим тихо, просто ощущая друг друга....       Входная дверь щёлкнула. «Опять он с этой проституткой! Я же тебя просила, блядей в дом не приводить!» – Это Лиза Мона, моя верная подруга, которая помогает мне жить, навещая меня разик в неделю. Сейчас она стоит у порога буквой «Ф», уперев руки в крутые бока, и, с презрением смотрит на быстро одевающуюся Суку-тоску. " До свидания милый! Я ещё вернусь» – кричит та мне, но получив увесистый пинок от Лизы, взвизгнув, исчезает за дверью. "А ты чего разлёгся? Хоть бы срам прикрыл, Сарданапал хренов!", - когда Лиза в гневе, то лучше с ней не спорить, а то можно легко и сковородником заработать по башке, невзирая на её нежность. …. Поэтому я быстро встал, и сел за стол, сложив на нём руки, как примерный ученик. "Опять поди сегодня не ел ничего? Снова не хочешь? И бардак у тебя здесь, хуже, чем в борделе! Ладно, уговорил! Останусь у тебя ночевать. Сейчас приберусь и ужин приготовлю. А ты пока сходи-ка милый друг погуляй, подыши свежим воздухом. Нездоровый у тебя вид... Да куда ты джинсы то напяливаешь? Мороз на дворе. Ватные штаны одень и валенки. А то отморозишь себе всё и станешь окончательно никому не нужен". Лизе безумно нравится меня контролировать и опекать. Дай ей возможность – она бы сейчас и варежки на резиночках мне на шею накинула, вытерла нос и подвязала шубу шарфиком.. Но ей – мона. Ведь она Лиза Мона.
  Удивительное удовольствие идти по искрящемуся снегу. Луна отражается в снежинках и, поворачивая голову, я кружу её по снежному насту белой совой и она покорно летит по бликующим кристаллам, повинуясь моему взгляду. Отойдя от дома я  свернул в лес по укатанной снегоходами дороге. Гулять, так гулять! Пойду-ка я к озеру. На зимних, подлёдных русалок полюбуюсь.
    На берегу горел костёр. Вот уж неожиданно! И любопытно, как уж тут не подойти! Невысокий туристический столик, с  разложенным вокруг него плотным слоем набросанного лапника. Двое бородатых мужиков в длинных зипунах. Один подкладывает в огонь полешки, другой помешивает деревянной ложкой в большом котелке на стойках. "Мир вам, добрые люди! Позвольте погреться рядом – говорю, подойдя ближе. "И тебе не хворать! – отвечает ближний. – Петрович, к нам странник прибился". Второй, более кряжистый, долго смотрит на меня из-под заросших бровей, потом, видимо что-то решив про себя, подошёл ближе и спросил – "В Бога веруешь? Перекрестись! – крещусь. А водку пьёшь? – киваю головой. - А нука, выпей с морозца то! – протягивает мне металлическую кружку, заполненную на треть. "Что это? – спрашиваю, продышавшись после выпитого, губы горят, внутри радостный пожар. "Каросин-чистяк наводящий на мысли! – улыбаясь в бороду протягивает мне чищеную головку лука закусить. – Не боись! Это спирт на толчёном роге Единорога. Садись с нами, уху будем скоро есть. Мы здесь с Данилкой рыбки наловили, вот кошеварим неспешно. Ушица то вкуснее когда прям с улова. Да и вариться должна на той воде, в которой рыбка была поймана... Жалко петушка негде сейчас взять, его бульон должен быть первым. На голосистом бульоне ушица лучше всего. Но ничего! Вынимай-ка Данилушко окушков с ёршиками! – тот аккуратно достал из котелка марлевый мешочек.
.....Давайте мушины ещё выпьем. За жизнь! – мы дружно чокнулись кружками. Спирт маленькими буравчиками прокатился по горлу и понёся как ураган с кровью по телу, вызывая какие-то первобытные инстинкты. Уши стали различать лесные шорохи, а глаза видеть будущее в мареве костра. Захотелось стать охотником и, долго и умело, красться в чаще за зверем. Охота! Мне снова стало охота жить! Понимающе глядя на меня, Петрович протянул ещё одну луковицу. И вгрызаясь в неё неистово, давясь её едкой мощью, я чувствовал, как восстанавливаю силы потерянные в бессмысленной городской гонке.
        Напротив меня, в круг света кострового вдруг влезла лошадиная голова и потянулась к котелку, жадно раздувая ноздри. Ошарашено глядя на нее, я услышал придушенное – « А что бродяги, табачком то можно разжиться у вас?» Недоуменно протянул ей, лошади, ко рту пачку сигарет. Петрович улыбнувшись, забрал у меня её из дрожащей руки и кинул в темноту. «Здравствуй, Всадник бледный - сказал он. - Ну что там, как? " «И ты здравствуй, Кондратьев. – вслед за чирканьем спичек донеслось из мрака – Зарниц опять не было. Не было Знака. Значит рано мне ещё. Ладно, отдыхайте, не буду мешать».
   …..А-а-а-а-а – протянул я, показывая в направлении удалявшегося лошадиного топота. « Что – а-а? Повезло нам сегодня, вот и всё а-а. Ещё один шанс дали. Вот и надо им воспользоваться, чтоб жизнь свою изменить, сделать добрее её.... Пора уже судачка класть в уху, есть захотелось! Ах, ты Данилко положил уже? Ну вот, ушица то и созрела! Теперь головешкой в неё ткнуть, чтоб последних бесов жадных и грязных выгнать, да немного водки влить. Всё! Готово! Подставляйте миски!... А это ещё кто на запах пожаловал?" Хруп, хруп – заскрипел снег под ногами, одетыми в войсковые берцы. Хозяин их, закутаный в камуфляжный плащ, протянул узкие длинные ладони к костру. "Пустите к огоньку, люди? Марой меня люди кличут" - сказал он, вернее она, ибо откинув капюшон, появилась на свет женская голова с распущенными волосами. "Данилко, дай гостье миску с ухой и кружку новую – скомандовал Петрович и продолжил – Какими судьбами ты здесь, Мара?"  Та, показала раскрытую ладонь левой руки, призывая его к молчанию, а правой подняла кружку. Пила медленно, по каплям. На отогнутом мизинце сверкал громадный вживленный в кожу рубин. Всполохи огня, отражаясь в нём, превращались в капли крови, медленно капающие на снег. Допив, она вытерла рот ладонью, стряхнула кружку во вспыхнувший огонь и обвела нас взглядом. Щёки её, бывшие допрежь мертвенно белыми, начали розоветь, глаза заблестели и взгляд манил несказанной лаской. "Ах, какая девка то! Чудо! И вовсе и нехолодная.– шепнул мне, толкнув локтем в бок Данилко – Напраслину люди на неё говорили! А ты бы стал с ней?"..."Да вот косичку свою обронила где то здесь. Не видали? Нет? Ну, ничего, найдётся... Хороша ушица ваша – дуя на ложку, сказала Маара – вот из таких маленьких радостей и состоит жизнь. Вы цените её, пока не поздно то!» А уха и вправду была хороша! И попивая из кружек, хрустя луком, мы быстро сьели весь котелок. "Подикось сюда, чего скажу то – поманила Мара меня пальцем. Отошли с ней к деревьям. "Я ведь косичку специально потеряла. Так ты как найдёшь - брось её в воду. Понравился ты мне, но оставлю пока тебя. Живи! Радуйся! А напоследок всё же поцелую, чтоб запомнил меня накрепко". Губы её…а дальше забытьё. Очнувшись, я услышал – "Возьми-ка календарик на память от меня. Только не переворачивай его никогда. И будешь жить".
     Начинало светать, когда у Петровича зазвонила мобилка. « До коли нам мучаться то, батюшка Аввакумушко?» послышалось из неё. « До самой смерти, матушка Матрёнушка, до самой смерти. Всё, я скоро буду - ответил он.- Ну вот гостюшки, пора и честь знать. Домой всем ехать. Славно отдохнули!.. О, а вот и боярыня за нами пожаловала! Полезли все в сани быстренько! Ну, прощай мушина, береги себя! Как-нибудь и свидимся потом, как время приспеет.» Прыгнувший последним на шкуры Данилко, помахал мне на прощание рукой и по разбойничьи засвистел – "Эх, Морозова! Гони!"  Сидевшая спереди женщина в высокой кике под платком, взмахнула вожжами и направила розвальни прямо в озеро. Вода расступилась, показав каменный указатель." Аркаим – направо до конца. Китеж – прямо час пути. Слева - бездна"… А потом вода сомкнулась и, как затягивающуюся ранку кожей, её покрыл лёд. 
    Полозья отьехавших саней продавили снег и в следе что-то блеснуло. Наклонившись, я поднял длинную берцовую кость, к которой серебряной проволокой был примотан изящный серп. На изогнутом лезвии его, среди орнамента из странных рун, проступала надпись « Маре от командующего» Вспомнив обещанное, я широко размахнулся и закинул его в воду. От этого движения что-то в груди моей щёлкнуло, захрустело, в ушах зазвенело, и внутренний механик удовлетворёно сказал – « Хех! Починено!» Новый мир, новая жизнь! Как же хорошо! Однако, я сильно замёрз! И скоренько, скоренько побежал домой.
     Чистота! Тепло! И пахнет яблоками, почему то. Повесив календарик на камин я проверил печку. Она уже прогорела, синего пламени не было. Закрыв задвижку, быстро разделся  и юркнул под одеяло. "Опять ты где то шлялся до зари, и ладаном от тебя почему то пахнет, а я котлет нажарила и люблю тебя... – сонной скороговоркой пробормотала Лиза Мона, обнимая меня горячей рукой – Ой, а ледяной то какой! Давай двигайся ко мне, согревайся. И спи, спи. Тебе надо отдохнуть»
..................Любовь превыше всего. А милосердие выше любви. Я не сказал ей, что был с тобой, Мара...Мара...